Скорость улиц

или как развивался  стритрейсинг в Саратове.

Еще Николай Гоголь писал: «И какой же русский не любит быстрой езды?» Только говорят, что сегодня уличные гонки утратили популярность. Но так ли это на самом деле? Неужели все былые развлечения давно в прошлом?  GetUp подготовил для тебя большой материал о движении саратовских стритрейсеров — SaratovNightRacingClub. Вместе с представителем клуба СНРК мы вспомнили, как все начиналось, попытались разобраться, выжимают ли еще газ до упора в нашем городе, и правда ли, что стритрейсеры такие опасные, как нам кажется.

История клуба началась более 13-ти лет назад, когда команда увлеченных быстрой ездой людей в 2004 году попыталась организовать мероприятие по дрэг-рейсингу в районе посёлка Дубки (прим. автора: дрэг-рейсинг — гоночное соревнование, являющееся спринтерским заездом на дистанцию, как правило, в 402 метра).

Мероприятие закончилось быстро, потому что участников разогнала милиция (в те годы она еще не переименовалась). Но все еще долго вспоминали тот день, потому что до этого ничего подобного в городе не видели — напряжение, ажиотаж толпы и адреналин, витающий в воздухе.

Идея создать полноценное движение уже не оставляла группу активных ребят, и спустя год в Саратове появился клуб уличных гонщиков Saratov NightRacing Club.

Первое мероприятие клуба было чистой воды авантюрой. Участники и зрители собрались в районе Энгельсского вокзала, а затем, двумя колоннами  в более чем 200 автомобилей, выдвинулись на “Место приземления Гагарина”. Заезды начались в девять вечера, а закончились глубоко за полночь громоподобным фейерверком. В скором времени трассы в районе поселков “Латухино” и “Елшанка” стали культовыми для стритрейсеров.

Мы встретились и поговорили с одним из «пенсионеров» клуба, как шутит он сам. Дмитрий, известный в рейсерской тусовке под псевдонимом «Дамас», является представителем Клуба с 2007 года.

С чего начинался саратовский стритрейсинг?

Если капнуть в глубину, то можно понять, что в России повальное увлечение стритрейсингом появилось после выхода первого «Форсажа». До этого понятие «тюнинг автомобиля» (прим. автора: тюнинг автомобиля — процесс доработки обычного автомобиля, нацеленный на изменение заводских характеристик) включало в себя только желание повесить на машину какие-нибудь нелепые синие лампочки и  пластик. Тюнинга в понимании улучшения динамики автомобиля, его характеристик не было. Равно как и знаний о гонках и их культуре.

В то время от былой славы советского автоспорта уже мало что оставалось. Но после выхода западной картины многие начали всерьёз интересоваться гонками. Так зародился стритрейсинг в России.
Как бы это высокопарно не звучало, но лично я считаю, что стритрейсинг внёс существенный вклад в возрождение российского автоспорта. Когда появились уличные гонки, чувство соперничества заставило людей заняться реальным тюнингом автомобилей. В итоге у многих ребят сейчас колоссальный прогресс в этом. Сейчас многие выходцы стритрейсинга занимаются профессиональным автоспортом, участвуют в легальных мероприятиях, региональных соревнованиях и в Чемпионате России. А в Саратове мы приходим к тому, что этот результат и показывать-то негде.

Кто приходит гонять?

Основная масса стритрейсеров — люди от 18 до 58 лет. Как видишь, возрастного ценза нет. Многие приходят к нам на мероприятие ещё с тех пор, когда им не было и 18-ти лет и водительского удостоверения. И с тех пор так и остались в Клубе. А куда им ещё идти? У нас практически полностью отсутствует детский автоспорт. Отчасти эту проблему решают            картинг-центры, и очень хорошо, что в Саратове есть неплохой, и даже с детской группой. Ведь без детского автоспорта не будет и взрослого. Но в целом ситуацию исправляет именно «нелегал» (прим. автора: нелегальные гонки) — он и доступнее профессионального автоспорта.

А девушки — стритрейсеры к вам приходят?

Да, в клубе такие и были, и есть. Очень надеемся, что еще и будут! Часто девушки водят так, что мужикам фору дадут. А из нашего клуба и подавно! Многие наши одноклубницы уже давно замужем и растят детей. Но есть и молодые участницы. Есть гонщицы, которые представляют город на соревнованиях. В настоящее время есть девушка, которая получила официальную гоночную лицензию и сейчас представляет Саратов на соревнованиях по картингу. И на «нелегал» тоже приезжают девушки. Гоняют и выигрывают. У нас девушки состоят и в  оргсоставе клуба. И без их помощи мы уже никуда. Дискриминации нет.

Кстати, о нелегальности. Ваш девиз: «настоящий нелегал» — имеет ли он реальную почву? Или это просто для привлечения внимания?

Девиз имеет прямое отношение к тому, что у нас происходит. Наш клуб СНРК (SaratovNIghtRacingClub) уже прошел отметку «10 лет» своей деятельности, от «начального нелегала», когда все воспринимали нас, как толпу наркоманов и тому подобное, до принятия стритрейсеров обществом, потому что гоняли с принятыми максимальными мерами безопасности: у нас всегда были и старт и финиш, и страховка за финишем, чтобы избежать возможных неприятностей, и многое другое. Жители в основном принимали нас радушно. Когда мы делали гонки в Латухино (прим. автора: поселок в Саратовской области), нас вообще все были рады видеть. Мы уже со многими были знакомы, местные жители интересовались гонками. Приходили на мероприятия целыми семьями. И все они понимали, что мы делаем зрелищные, а главное – безопасные гонки. У нас высокие требования как к автомобилям, так и к самим гонщикам. Неадекватные, неопытные и уж тем более нетрезвые — это не у нас. Также всегда проверялось техническое состояние автомобиля. Несмотря на внешнюю несуразность некоторых машин, они были технически исправными.

Клуб СНРК – это единственная команда, которая смогла пробить неприступную стену нашей администрации. За все это время единственные официальные автоспортивные мероприятия гоночной направленности сделали именно мы. Мы трижды официально организовали и провели Кубок саратовской области по дрэг-рейсингу, на который приезжали участники из других регионов и отмечали высокий уровень организации.
Теперь поддержки от местных властей мы как не находили, так и не находим. Ситуация такова, что если в соседних регионах стритрейсерам идут навстречу, у нас все наоборот. Да и нелегалы есть везде: каждому всегда нужно тренироваться.

Где же все тренируются и соревнуются?

У нас на мероприятиях. Мы тщательно выбираем места, которые не будут представлять опасности для участников, зрителей и просто случайных людей. Гонщики, уверенные в своих силах,  участвуют в соревнованиях в других регионах. В Саратове с этим плохо. В администрации нас не поймут, несмотря на то, что есть места, где можно провести гонки. Хотя бы раз в месяц дать ребятам возможность что-то показать. Даже в том же Энгельсе. Мы готовы ехать и 30 км от Саратова, при условии, что это будет официальное мероприятие. Потому что если приглашать кого-то из других городов на нелегальное мероприятие  — естественно, никто не поедет. Все мы прекрасно понимаем, что через полчаса-час, при большом везении через полтора обязательно приедет полиция.

И как насчет проблем с законом?

 А что мы нарушаем? По большому счету нарушений как таковых нет, за исключением превышения скоростного режима на финише: все машины технически исправны, ребята все трезвые. Единственное неудобство, которое мы можем доставить, — это высокий уровень шума по ночам в районе проведения гонок. Поэтому мы и гоняли за городом. Мероприятие в Латухино, по-моему, не мешало никому. Люди приезжали к нам отдыхать: кто-то посмотреть, кто-то погонять. Но из понятий безопасности мы закрыли эту тему: дорога там «умерла» окончательно, да и сами ребята не стоят на месте: каждый год улучшают свои автомобили и, соответственно, возрастают требования к безопасности, к месту проведения. Дорога уже должна быть шире, потому что некоторым машинам элементарно не хватает места на старте из-за мощности. У нас есть подходящая «гуселка» (прим. автора: Гусельский мост), но там вокруг слишком много жителей.

Да и мы не из тех неадекватных, которые не понимают, что там вокруг живут люди. Участники клуба не злодеи, посылающие всех направо и налево. Поэтому когда подходят адекватные люди и говорят, что стоит заканчивать, мы спокойно разъезжаемся. А вот если к нам приезжает какой-то дяденька хамоватого вида, мы, естественно, разговариваем с ним на его же языке. Особенно «радуют» выдуманные истории, которые иногда появляются в средствах массовой информации про «нехороших гонщиков, оставляющих после себя горы мусора и шумящих целыми ночами».

Как решается вопрос технической стороной процесса: о надлежащих службах спасения, экипировке гонщика?

(Дмитрий (улыбается):  ну, с медицинским образованием по-любому    кто-то на гонках да будет).

Смотри, как это происходит. Когда мы делали официальное мероприятие, у нас были МЧС, пожарные, скорая, был организован медпункт, пункты питания, туалеты, мусорки . Потому что если у нас на неофициальное мероприятие собираются до двух тысяч зрителей, то на официальное приезжало в разы больше. Но когда мы проводим нелегал, будем откровенными, никаких «скорых» мы туда не тащим. Так что если что-то случится, единственная помощь – это здравомыслие людей, что иногда вызывает вопросы.

Поэтому, когда намечается какое-то мероприятие, мы собираем всех на месте сбора, а не самих гонок: участников, зрителей. Говорим обо всем, вплоть до того, где ставить машины зрителям, где участникам, где стоять зрителям, где гонщикам.  Все должно быть безопасно, начиная от места. Мы предусматриваем каждый риск. Потому что автоспорт всегда может покалечить — и легальный, и нелегальный. Говорить, что у нас полностью безопасно, нет смысла. Есть ситуации, которые не зависят от нас.  Клуб у нас стал более закрытым, участники – уже наши знакомые и те, за кого мы знаем. Каждый отвечает за себя сам. Медиков нет, но огнетушители и аптечки есть.

По поводу экипировки. Здесь то же самое. На официальных мероприятиях есть регламент, требующий определенную экипировку гонщика. Если это нелегал, мы с вами прекрасно понимаем, что каждый вкладывает огромные деньги в свой автомобиль, и мы не можем требовать у него тратить деньги еще и на шлем. За последствия все отвечают сами. А если кто-то этого не понимает, мы помогаем ему покинуть мероприятие.

Вы сказали, что сейчас идет обсуждение нового сезона. Что в него входит?

Сейчас мы определяемся с участниками, командой организаторов, проверяем старые места проведения, ищем новые. Если эти вопросы   решены, гонкам быть, а зрители обязательно подтянутся.

Вообще идей у ребят много. Этой зимой  мы хотели сделать гонки на ипподроме (да, проводить автомероприятия зимой вполне реально). Но, к сожалению, нас подвела погода. А сейчас нет спонсоров для такого: все же понимают, что мы перепашем им всю землю. Нужно, чтобы была возможность возместить причиненный ущерб. У нас ее нет.

Ну а вообще, вопреки бытующему мнению, мы за порядок. Когда мы проводили мероприятия в Латухино или Елшанке,  всегда следили за чистотой. Убирали мусор, подметали и убирали землю с дороги, порой даже саму дорогу ремонтировали. Правда, если это нелегал в черте города, а посреди гонок к нам приехала полиция, вряд ли мы им скажем: «Так, ребят, нам нужен час, чтобы убраться, вы подождите».

Так в каком виде остался саратовский стритрейсинг сегодня?

Стритрейсинга, который мы видели в «Форсаже», в Саратове нет уже давно. Главная причина: Саратов — город без дорог. У нас просто ехать на машине по городу уже не просто, а уж гонять по ним может стать очень дорого. И это делает стритрейсинг мало того, что маловероятным, так ещё и более опасным. Да и дорого это. Ставки очень высоки в подобных заездах, а таких фанатов осталось не так много. Остался дрэг и появился дрифт  (прим. автора: дрифт  —  техника прохождения поворотов и вид автоспорта, характеризующиеся использованием управляемого заноса на максимально возможных для удержания на трассе скорости и угла к траектории). Хочется донести до людей, что стритрейсеры отличаются от простых неадекватных водителей. Важно разграничивать езду на «быструю» и «необдуманную». Наши участники в основном ездят более, чем спокойно — им достаточно наших мероприятий. После них они, уставшие и довольные, разъезжаются по домам  спать. Мы просим от наших одноклубников одного — адекватности. Не стоит идти на поводу у того, что вы видите и слышите. Сюжеты про якобы «стритрейсеров», которые часто всплывают в последнее время, не имеют ни малейшего отношения к стритрейсерам реальным, но многие судят о всех нас именно по ним. А если не верите мне на слово — приглашаем всех, кому это интересно, к нам в Клуб, и пусть сами узнают, что да как.

Текст: Надежда Лисенко

Next Post

Previous Post

Оставить комментарий

CAPTCHA image
*

© 2017 GET UP | Онлайн-журнал о том, как жить в Саратове, где заработать и как потратить деньги

Яндекс.Метрика